слово недели: москатель

Век живи – век читай – век находи в книгах новые интересные слова.

обложка-блог-ред-тег

Встречайте: сборник повестей и рассказов Сергея Воронина “Родительский дом”. Про Воронина я до этой книги не знала ничего, книга мне попалась случайно, выглядела затрапезно и начиналась весьма средне.  Если бы не моя неспособность оставить непрочитанной ни буквы, ни строчки, была бы она уже макулатурой. К счастью, я читаю всё, что к полу не привинчено, благодаря чему теперь знаю, и даже вам расскажу, что был в советской стране писатель Сергей Воронин, и написал он сборник “Родительский дом”, и получил за него Государственную премию им. М. Горького.

Книга, как и предвещало начало, оказалась средней.  На премию несмотря.  Соцреализм, хороший, местами трогательный, но без “ух ты ж”.  Вам, любимые ХорошиеГромкие читатели, рекомендую, но не настоятельно.  Впрочем, и средняя книга приносит пользу, я у Воронина новое слово узнала – москатель.  Предлагаю начать с москатели, а потом я с вами поподробнее поделюсь впечатлениями о книге в целом.

москатель-ред-тег

Это из повести “Деревянные пятачки”.  Тут про колхоз, где в дополнение к традиционному сельскому хозяйству открыли цех деревообработки, делали мелкие деревянные шпуньки-плашки и продавали их по всему СССРу благодаря талантливому специалисту по сбыту Михаилу Семёновичу.  В колхоз назначили нового председателя, который по наивности решил Михаила Семёновича уволить и (в эпизоде на фотографии) назначить на его должность кладовщика Захара Афанасьевича.  Кладовщик, как пишет автор, до описываемых событий жил тихой кладовщицкой жизнью, выдавал олифу, клей, краски и прочую москатель.

Вы такое слово знали?  Я не знала, потому что оно устаревшее.  Меж тем занятное.  Происходит от персидского мошк, что значит мускус.  Москателью собирательно называют товары бытовой химии.  Наверное, потому что они тоже вонючие.  Так что буде когда вам случится читать какую накладную или прейскурант, и там будет графа “москательные товары”, – вы сразу поймёте, что это бытхим.

А теперь про книгу в целом.

Я хоть и брюжжю, что писал Воронин средне, но, справедливости ради, если бы сама могла хотя бы вполовину так, то себя бы считала талантливым писателем.

Воронин в молодости работал на Урале и на Дальнем Востоке изыскателем – проводил геологические изыскания для строительства железных дорог. Много писал о своём изыскательском опыте и за эти свои произведения был знаменит. В “Родительском доме” несколько таких рассказов. Я про геологов недавно читала с удовольствием у Федосеева. Так вот тут – совсем не то.  У Федосеева романтика тайги и “изгиб гитары жёлтой”; все трудности и сложности дикой тайги хоть и без ретуши, но на втором плане. Воронин наоборот. Пример – рассказ “Встреча на Унге”, гидрометрический отряд идёт через болота. Почитаешь, и никакой романтики не захочется. Тут и люди с лицами, до неузнаваемости искусанными комарами и гнусом, и лошади, тонущие в болотах, и про то, как погиб молодой техник Коля Берёзкин. Отряд шёл через трясину.  Все прошли, а Коля прямо на глазах своих товарищей оступился и в считанные секунды ушёл под воду.

А остальные рассказы и повести о страстях человеческих. К примеру, рассказ “В родных местах”, где через несколько лет после войны Иван Касимов поехал в деревню проведать родных. В войну Касимов попал в плен, и когда его с колонной пленных немцы гнали по Крещатику, в одном из конвоиров он, как ему показалось, узнал своего земляка Василия Никитина. В ту, уже послевоенную поездку он встретил его в деревне и спросил – правда ли? Что тот у немцев служил? Оказалось – да. Никитин тоже был в плену, весь ужас выдержал, а под конец сломался, и когда заставили быть полицаем, пошёл. При первой же возможности, конечно, сбежал, остаток войны воевал с партизанами, после победы вернулся домой. Про недолгую свою службу у немцев, ясное дело, никому не рассказывал.  Интересно читать про чувства Касимова.  Он понимает, что земляк его не предатель, что один раз в страшной ситуации оступился и теперь всю жизнь мучается. И вместе с тем, уезжая из деревни, думает о том, что простить его за тот Крещатик не сможет, что не быть между ними примирению.

Так вот вся книга – некоторые рассказы пролистываешь, уж больно нудные, а некоторые так хороши, что про них даже в блоге рассказываешь.  Стабильности, как говорил Николай из “Москвы слезам”, нет.


Комментарии

слово недели: москатель — 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *