о стрельбе

Немного о дальневосточных приключениях Гр. Федосеева и забавная история из тира | HoroshoGromko.ru

Я прочитала отличную книгу – воспоминания Григория Анисимовича Федосеева о картографических экспедициях по Приохотскому краю в 1940-1950-х гг. Вещь. Книга художественная, но сильно основана на реальных событиях. Федосеев сам был геодезистом и ходил в те экспедиции, потом собрал свои дневники, уплотнил повествование, местами подретушировал, получилась прекрасная приключенческая литература про экспедии в глухую, непроходимую тайгу.

Цель походов Федосеева была в том, чтоб составить карты и описания неизведанных районов Дальнего Востока, чтобы следом могли пойти геологи, строители, биологи и так далее, далее, далее. В помощь каждой экспедиции нанимали проводников – эвенков, пастухов-оленеводов из ближайших колхозов.  Главный герой Федосеева – эвенк Улукиткан, реальный человек, легендарный проводник и следопыт.  Именем Улукиткана горный перевал в Хабаровском крае назван.

Если вы походник – Федосеева очень рекомендую. Здесь даже почище Амура-батюшки, много интересного о том, как выжить в тайге.  Ну и про экспедиции.  Вся романтика именно отсюда и пошла есть.  Ну и просто, как книга.  Хорошо.

В рассказах Федосеева важное место занимает охота.  Логично. В тайге что подстрелишь, тем и обедать будешь.  С одним из охотных эпизодов и связана история, которую я хочу вам рассказать.

Вот у Федосеева герои книги стоят лагерем у хребта Станового, невдалеке заметили стадо горных баранов, которых хотят добыть себе на еду.

Немного о дальневосточных приключениях Гр. Федосеева и забавная история из тира | HoroshoGromko.ru

А теперь слушайте уже не про Федосеева, а про меня, про мою необвышенную стрельбу.

Давным-давно мы с подруженцией Ю увлекались ездить в тир. Так-то я пацифист и полагаю, что огнестрельное оружие следует всё до последнего ствола в кратчайшие сроки перековать на орала. Но пострелять в тире люблю. По целебности воздействия на нервную систему примерно как шоколадный торт и боксёрская груша вместе взятые.

Как бы там ни: по воскресеньям мы с Ю ездили пострелять в тир досааф в Тушино.

В тире порядок такой: на входе показываешь паспорт.  Дюжий дядя в камуфляже и бицепсах паспорт переписывает себе в тетрадку, тем временем ведёт с тобой неторопливую светскую беседу, как я сейчас думаю, чтоб оценить общую степень вменяемости. Всё-таки оружие. Мало ли.

Прошедши дядю на входе, идёшь в оружейную комнату, а идёшь мимо огроменного зала, где тренируются арбалетчики – вот тоже увлекательное дело! Но на не до арбалетов, мы с Ю женщины огнестрельные. А в огнестрельном отделе сидит ещё один серьёзного вида чувак, этот выдаёт из чего стрелять. Пока обсуждаете, что брать, пистолет или ружьё, чувак тоже беседует, “прощупывает”.

На этом с дюжими чуваками всё. Взявши пистолет, идёшь уже в зал с мишенями. Там последний рубеж обороны – бабулька. Натуральная бабулька. Пенсионерка-одуванчик, в душегрейке и валенках, платочек под подбородком узлом завязан. У неё получаешь патроны и мишень, и можно стрелять, а она типа дежурной, сидит в углу у конторки, чулок вяжет.

В тот памятный день мы с Ю приехали, получили из чего и чем стрелять, прицепили мишени, зарядили, встали в позу, сосредоточились и бах-бах-бах! Уух!

Отстрелялись, приезжают наши мишени. Ю – ничо так. А моя мишень – все дырки под тёмным кругом. Кучность, как говорил мой школьный учитель по гробороне, хорошая, только попала я не В мишень, а ПОД неё.

Тю.

В тире в тот день было немноголюдно. Бабуля наша, которая патроны выдавала, уже и чулок повязала, и кроссворд разгадала, и за патроны всю свою отчётность в порядок привела. Скучно бабуле. А тут я со своей неудавшейся кучностью.

Но позвольте я вам ещё про бабулю. Вернитесь мысленно в детство и вспомните свою бабушку. А теперь с этим приятным чувством представьте нашу бабулю из тира. Она маленькая, ростом мне в подмышку. Волосы седые-белые, в пучок скручены, платочком прикрыты. Глаза добрые-добрые, из морщинок улыбаются. Руки из тех, что называют трудовыми. Такие руки хорошо тесто для булочек месят и внукам леденцы из буфета достают.

И вот эта бабуля в душегрейке, от которой пахнет пирожками и немножко нафталином, подходит ко мне и сочувственно так – ай ай, милок, что ж у тебя, смотри, все выстрелы-то под мишень легли. Как ж ты стреляешь?

Я говорю – дык под мишень же ж мушку подвожу и стреляю.

А бабуля – а зачем ж ты, родимая, под мишень-то? Ты ж в мишень хочешь попасть, вот в неё и целиться надо. Ты ж когда человеку в голову стреляешь, ты же не в живот ему целишься.


Когда мы с Ю возвращались из тира, подумали, что у той бабули дома где-нибудь среди спиц и клубков наверняка лежит шкатулка с медалями и дощечка с зарубками за каждого фашиста, снятого из снайперской винтовки аккурат в голову.


Чувствую, что в снайперской морали насчёт того, что если хочешь попасть в голову, нужно в голову и целиться, а не ходить вокруг да около, есть и не-снайперская, а общежитейская мудрость, но это уже философствования. Я только про бабулю из тира рассказать хотела.


Комментарии

о стрельбе — 5 комментариев

  1. Обожаю Федосеева! У него столько всего интересного в книгах. Я читала “Злой дух Ямбуя”. Мне там запомнилась житейская мудрость про стариков, там главный герой у бабушки эвенки(?так правильно) спросил, почему они всем семейством деда старика шпыняют, едой с ним не делятся, мол у нас в СССР стариков уважают. На что бабка ответила, если его много уважать да почитать, он разлениться и болеть станет и умрет быстро, а так он сам себе еду добывает, обслуживает, хоть шевелится, за одно и молодые учатся. Я еще тогда подумала, что в старости не важно что ты делаешь, главное шевелится.
    Отличная история про бабульку в тире.))) По любому полна грудь орденов.)
    Я тоже люблю в тире пострелять, у меня родители военные, научили с самого детства. Правда сейчас у нас дома воздушка и ходим мы стрелять не в тир, а в лес. Уже своих детей учу стрелять. Пусть умеют на всякий случай, при всем моем пацифизме.)

    • Я тоже задумалась, как правильно называть эвенкийских женщин :-)))) Загуглила – эвенкийка называется женщина-эвенк! Про дух Ямбуя я тоже слышала, но не попадалось ещё. У меня целая гора лежит советских книжек, может, там и попадётся, ну а нет – в библиотеке, можт, найду.
      Кстати об эвенкийках, недавно интервью филолога какого-то слушала, не помню, какого, но помню, что уважаемый человек был, шарил. Так у нас, оказывается, есть местности и города, у которых название жителей существует только мужского рода, а если речь о женщине, то говорят “жительница города Н.”. Прикольно. Я пока эвенкиек гуглила, ещё цени чо интересное нашла – в Википедии про катойконимы, жители Монако правильно называются МОНЕГАСКИ! А в Торжке живут НОВОТОРЫ! Если монегасков я ещё где-то краем уха слышала, то новоторы для меня полное открытие. Вот ить век живи – век путешествуй в Торжок, век узнавай, как жителей Торжка правильно называть надо.

      • Не даром когда я коммент писала, я на этой бабусе споткнулась.) Т.е. она бабка-эвенк?)
        Надо же, ни разу про такое не задумывалась, как зовут жителей городов, хотя тема очень интересная. Про Торжок погуглила, потому что слишком уж новоторы далеки от Торжка по звучанию.
        Я теперь хочу Федосеева еще чего почитать. Спасибо тебе за напоминание о хорошем авторе.0

Добавить комментарий для Lizzeta Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *